Владимир Ареховский: За здравие Лукашенко надо ставить свечи!

В среде андеграундных панков ажиотаж вокруг имени Владимира Ареховского (Минск) возник примерно весной 2004 года. Ещё бы: именно тогда пошёл слух о том, что самые любимые песни «Красных Звёзд» написаны именно им, а не законным «звёздным» предводителем Владимиром Селивановым. То и дело появлялись отрывочные сведения о том, что Ареховский рулил персональными проектами «Нюрнберг» и «Северное сияние». Из рук в руки передавалась неизданная пластинка 2001 года «Будетлянство» - лучшее из сотворённого Владимиром. Сам автор этого диска ныне признаётся, что «Будетлянство» сочинялось в период лютой душевной развинченности и являлось психотерапевтическим актом. Альбом, написанный и записанный без видимого труда, не избавил Ареховского от депрессии. Через некоторое время Владимир решает распустить группу и творить в одиночку. О том, чем жив Ареховский ныне, обстоятельно рассказывает он сам в интервью корреспонденту портала КМ РУ.

Мне хочется играть и быть одному

КМ РУ: Какой материал вы сейчас играете и почему — в одиночку?

Владимир Ареховский- Потому что одному играть легче. То, что мы делали раньше, перестало быть актуальным и уже не вызывает прежнего интереса. Всё это выродилось, но остались песни. И мне эти песни сейчас интересно немного поиграть самому — для того, чтобы к ним адаптироваться именно с точки зрения самого себя. Потому что электрический состав — это распределение функций каждого музыканта. А когда человек играет в акустике, он все эти роли, грубо говоря, совмещает в своём лице. Он сам себе — и ритм, и соло и голос. Вот у меня сейчас жизненный период таков, что мне хочется не только играть, но и быть одному.

КМ РУ: Это из-за разочарования в конкретных людях или вы просто разочаровались в процессе коллективного творчества?

- Здесь вообще никакого разочарования нет. Просто те люди, с которыми я работал, остались в прошлом. Когда между собой сотрудничают два или три человека, между ними происходит какой-то обмен информацией. Существует поток — от одного к другого, а от другого — к третьему. Пока этот поток действует, это всё актуально, люди реализуют свои устремления. Но бывают такие моменты, когда этот поток прерывается, и связь эта — нарушается. В этом случае эти три человека могут остаться рядом, только исходя из каких-то лживых соображений. В плане музыки это неправильно. Например, я сам всегда писал свои тексты, и теперь мне хочется самому эти тексты исполнять. Собственно говоря, я ушёл из среды собственного обитания.

КМ РУ: Расставание с музыкантами происходило болезненно?

- Болезнь да, была. Но она ощущалась непосредственно между конфликтом и окончательным разбеганием в разные стороны. Существует промежуток времени, когда разлучающиеся люди неизбежно страдают. Одни страдают из-за того, что они уже не могут играть с прежними людьми. А другие испытывают какие-то обиды на инициатора разрыва. Все эти отрезки необходимо пройти. Может быть, впоследствии эти люди смогут вновь встретиться и записать что-нибудь другое. Лично у меня этот процесс занял несколько лет. Быстро с музыкантами разбежаться не удалось, приходилось долго отталкиваться друг от друга во времени. Лучше бы всё это случилось сразу… У меня получилось так, что в конце прошлого года я, видимо, освободился окончательно от шаблона своего общения в прошлом. И сейчас я могу начать что-то делать заново.

КМ РУ: А в каком виде это будет реализовываться?

- В плане записи, я пока ничего сказать не могу, потому что записываться в одиночку — особого интереса нет. А собрать состав пока не удаётся. У нас, в Белоруссии, нет ни одного человека, который был бы способен со мной играть. У меня ни с одним музыкантом нет взаимопонимания.

КМ РУ: В чём обычно заключаются камни преткновения?

- Просто люди находятся на какой-то другой волне. То есть, можно позвать людей. посадить их вместе, задать им общее направления — и они смогут что-то стОящее сыграть. Но это будет продолжаться не больше 10-15 минут. А чтобы это продлить на дальнейшее сотрудничество (репетиции, обкатка материала, участие в общих акциях), этого нету. Каждый всё равно после 15-ти минут совместной деятельности неизбежно опускается на свою волну. Никто не остаётся — к огромному сожалению!! На следующий день люди остаются потерянными для общего дела. А чего мне с ними играть тогда?

Я не могу быть довольным собой

КМ РУ: Хорошо, насчёт вашего недовольства другими людьми всё понятно… Тогда поставим вопрос так: когда вы даёте сольный концерт, то сами-то собой довольны?

- Я не могу быть собой довольным. Если бы это было так, то я бы оказался полным идиотом, кретином. Я пытаюсь найти правильные слова, наиболее адекватно выразить свои мысли. Но это не всегда получается. Тем не менее, я знаю, что выразить это можно. Но человек не может осуществить это до конца. Иначе — и жить нет смысла. Всегда остаётся такая деталька, которая недоделана.

КМ РУ: Тем не менее, тот период, который вы сейчас переживаете, наиболее оптимален для вас?

- Да, однозначно!!

КМ РУ: Вы играете старые песни или будете обкатывать сугубо новый материал?

- Старые вещи выбирались для этой программы по принципу нравится / не нравится. Объяснить это невозможно. В каких-то песнях есть драйв, а в каких-то никакого драйва нет вообще. Некоторые песни из своего раннего творчества, которые мы играли с «Нюрнбергом» или «Северным Сиянием», я до сих пор не могу воспроизвести.

КМ РУ: Можно примеры?

- Ну, вот, я «Солнечный город» не могу сыграть.

КМ РУ: Технически или эмоционально?

- Эмоционально. Технически как раз это очень просто играется. Я не могу поймать эту эмоцию и себя проявить в ней.

КМ РУ: Хорошо, давайте поговорим о вашем вершинном, на мой взгляд, альбоме «Будетлянство». С него что вы взяли для новой программы, что не взяли?

- Сейчас я его вообще никак не могу оценивать!! Этому есть простое объяснение: в момент, когда я его записывал, я находился в состоянии глубочайшего психического кризиса. Обычные, простые вещи в таком состоянии вдруг становятся непонятными и даже обострённо жестокими по отношению к себе. Каждый предмет, который ты видишь перед глазами, несёт в себе принципиальную агрессию. В этом состоянии человеку необходимо что-то делать. Можно обратиться к психиатру, можно пойти повеситься или сигануть с крыши, а можно записать альбом. Собственно говоря, это один из выходов, И я его для себя выбрал.

КМ РУ: То есть для вас это было таким психотерапевтическим актом?

Владимир Ареховский- Да, именно так. Причём, эта психотерапия абсолютно ничего не решила. Может быть, просто удалось запечатлеть это настроение, это состояние, но сами ощущения о содеянном приходят только в последствии. Так что мои ощущения об альбоме «Будетлянство» пока не пришли. Они ещё пока проявляются. Сам я пока ещё не знаю, что я сделал и как я сделал. Тексты ведь пишутся бессознательно. Можно подгонять какую-то рифму, но саму песню после написания никогда до конца понять невозможно. Через некоторое время ты возвращаешься к этой песне — и просто видишь, какое оттуда настроение валит!! От этого офигеваешь, но это уже не совсем твоя песня.

КМ РУ: Песни из «Будетлянства» безоговорочно понимаешь и принимаешь сердцем, но логически там невозможно объяснить ни одной строчки.

- Значит, просто не все вещи можно познать с помощью логики. Какие-то вещи нужно постигать интуицией или каким-то парадоксальным мышлением. Есть обычное мышление, а есть параллельное мышление, которое появляется, но не проявляется. О нём просто так говорить не возможно.

КМ РУ: Вы специально как-то подключаетесь к этому каналу или это происходит само?

- Это само происходит. Оно само приходит в действие, ставит перед тобой определённые условия, и от меня тут большой работы не требуется. Я должен лишь зафиксировать этот поток.

КМ РУ: Творческие кризисы испытываете часто?

- А у меня сейчас творческий кризис. Я уже очень давно ничего не пишу. Наверное, с ноября прошлого года. А до этого кризис у меня длился три года, после чего настал короткий плодотворный период с октября по ноябрь. Я писал песни, стихи, потом мне надоело это делать, и я стал заниматься чем-то другим. Сейчас ЭТО где-то гуляет, ходит, потом ко мне вернётся — и я ещё несколько текстов напишу. Собственно говоря, все мои старые вещи вот так вот и были написаны. Из этой старой обоймы я сейчас для себя выделяю не более 15%. Это те песни, которые действительно были сочинены своевременно.

В современном мире нет постоянства

КМ РУ: При создании песни вы ставите себе какие-то религиозные или политические рамки?

- Нет никаких рамок. Религиозность и политичность сегодня — это очень текучие моменты. Человек, скажем, сегодня вырабатывает для себя какую-то религиозную программу, внедряется в неё, а завтра — бах — и всё становится совершенно по-другому. В современном мире нет постоянства. И дальше всё будет меняться ещё стремительнее. Постоянство — это из времён Брежнева, когда у человека было 20 лет, чтобы он мог обдумать своё будущее. 20 лет он просто мог сидеть — и думать. В 30 лет начал думать, в 50 — закончил, а дальше только пошёл что-то делать. А сегодня человеку достаточно потерять день, чтобы уже стать нежильцом в этом мире.

КМ РУ: Если брать сегодняшнюю политическую ситуацию в Белоруссии, то вы на чьей стороне?

- У нас, в Белоруссии, политики как таковой нет. Потому что у нас есть президент, который сделал всё, чтобы у нас в стране не осталось политики, чтобы люди могли думать о своих насущных вещах. Это замечательно!!

КМ РУ: Вас устраивает эта ситуация?

- Естественно!

КМ РУ: А как вы отнеслись к известному распоряжению Лукашенко о том, что 75% белорусского радиоэфира отводится под белорусскую музыку?

Владимир Ареховский- Подобные решения не способны как-то изменить ситуацию, потому что всё, что мы слышим в эфирах — это просто не музыка. Какая разница, какую попсу будут крутить — казахскую, туркменскую или белорусскую? Это же всё равно попса. Талантливых исполнителей сегодня в Белоруссии нет. Есть внутренний белорусский шоу-бизнес, который вырабатывает какую-то свою программу: сделать столько-то, скажем, патриотических хитов к 60-летию Победы. Вот профессиональные поэты и музыканты сидят и выполняют план. Потом вышел человек в составе группы, спел это всё… и нормально. Так что все патриотические тенденции, которые были заложены в свою время «Красными Звёздами», «Северным Сиянием» и лично мною, государство забрало на свою сторону. И сейчас у нас, в Минске, очень много групп патриотической ориентации. Они поют про Советский союз, 23 февраля, про 7 ноября, про Ленина, получая за это официальную галочку.

КМ РУ: Но ведь у вас же не хуже песни!! Взять ту же самую «В августе 44-го». Неужели не возникало желания посотрудничать?

- Смотря кто захочет посотрудничать…

КМ РУ: С белорусскими властями. Вы же сами только что сказали, что это - официальная политика.

- А официальная политика от нас полностью ограждена. Сейчас мы, группа, которая в Минске фактически первой из рокеров поддержала президента, не имеем возможности дать хоть один концерт на Родине.

КМ РУ: Получается, власть вас попросту кинула?

- Получается, что власти мы абсолютно не интересны. Мы для власти опасны. Ведь мы же можем со сцены что-нибудь про Белое движение сказать. Или, например, про то, что никакого международного терроризма вообще не существует. А властям ведь всего этого не нужно. Они придерживаются какой-то своей политики, пытаются идти по пути консолидации усилий в достижении каких-то результатов — и мы здесь только мешаем. Пусть лучше люди верят в международный терроризм, но у нас в Белоруссии его нет, потому что власти, якобы, хорошо постарались. Это их позиция, и чего мы будем переубеждать людей? Получается такая двойственная ситуация… В Белоруссии людей поднять — это раз плюнуть. Но Лукашенко — это не тот человек, которого сегодня нужно поливать грязью. Лукашенко — это человек, во здравие которого свечки ставить надо!! Он — тот, кто даёт возможность вытянуть ситуацию таким образом, чтобы баланс сил потихоньку начал смещаться в нужном направлении. Чтобы те силы, с которыми мы сегодня воевать не можем, потихоньку дали слабину, и чтобы НАШИ силы обрели высоту. Лукашенко выдерживает позицию равновесия, так называемый мир. Это то, о чём говорил Сталин: если мы до 42-го года продержимся, то мы Германию побьём запросто.

КМ РУ: Хорошо, понятно, что вы согласны даже не играть концерты ради такого равновесия… Но чем же вы тогда зарабатываете на жизнь?

- У меня нет проблемы жизнеобеспечения, у меня всё есть. Передо мной такая проблема не стоит вообще. За свою жизнь я поработал немножко лишь в 16-летнем возрасте… две недели где-то, строителем. И потом я понял: зачем мне на кого-то работать, когда я могу работать на себя?! У меня сейчас есть некая стабильная ситуация, но, если она рухнет, то я всё равно найду возможность зарабатывать деньги — и при этом жить так, как я хочу. Третьего не дано. Есть внутренние вещи, внутренние установки, есть то, чего ты делать никогда не будешь. Тут могут быть представлены деньги — большие или меленькие. А может и вообще никаких денег не быть.

КМ РУ: Хотелось бы всё-таки прояснить ваши религиозные воззрения. С одной стороны, у вас есть глубоко мистичные песни, с другой — достаточно лобовая вещь «Атеизм». Что же всё-таки актуально для вас самого?

- Верно и то, и то. Сейчас, например, на протяжении полутора часов я могу общаться с Богом. А потом я про это забуду, что-нибудь другое, поинтереснее, найду. И я не буду с Богом общаться ещё 20 минут. Про полтора часа общения с Господом я могу написать песню, как это было классно, а про 20 минут без Него я напишу нечто совершенно другое. Про то, что есть люди, есть наука… Это всё, конечно, очень хитрО, но как по-другому объясняться-то можно? Если ты начнёшь говорить только о Боге, то тебе придётся учитывать и те моменты, когда в тебе никакого Бога нет. Ты будешь тыкаться в эти ситуации и вытягиваться в сторону атеизма. И наоборот.

КМ РУ: Последний вопрос касается вашего сотрудничества с Владимиром Селивановым и «Красными Звёздами». Много слухов и домыслов, типа: разругались, раз в три года созваниваетесь, а потом плюётесь.

- Для меня то сотрудничество было игрой, а как к этому относится тот человек, о котором вы спрашиваете, мне совершенно до лампочки. Мне выгодно, что он и поныне исполняет мои песни.

КМ РУ: В том смысле, что он раскручивает ваше имя или же в плане сотрясания метафизических вибраций?

- Естественно, это мои вибрации сотрясаются каждый раз. Если Селиванов исполняет какую-то мою песню, то в этот момент он — это некий я. Как он при этом относится ко мне, мне совершенно до лампочки. Пока он поёт мои песни, я знаю, что живу на этой земле очень хорошо и классно (улыбается).

КМ РУ: А в плане человеческого общения у вас с ним сохранились какие-то контакты?

- Абсолютно никаких. Просто я не вижу возможностей человеческого общения с этим человеком.

КМ РУ: Не больно было расставаться?

- Да, больно — не больно, какая разница? Чего теперь об этом говорить...

 

Видео-интервью + концерт в московском клубе, где было взято это интервью, можно купить на студии «АИР».

www.arehovskiy.ru 2004—2018
Информация по сайту:
По всем вопросам по сайту
пишите на почту